Независимый институт магического братства & Академия магии и колдовства

Объявление

Зима, как обычно, обходит этот райский уголок стороной, лишь издалека напоминая о себе холодным ветром. Вода холодная для купания, около 15 градусов, а ветер с материка насыщен запахом снега. Днем, если светит солнышко, температура держится на 20-25 градусах, ночью падая до 10-5. Часто подолгу держится облачность, моросит легкий дождик.
Горная цепь еще с середины декабря покрывается большим количеством снега, почти блокируя наземные пути сообщения с университетом. Снег даже сейчас, в феврале, падает чуть ли не каждый день, ночью поднимаются метели. Температура днем колеблется от -20 до -27, ночью опускается до -35.

Главный админ:

Oberon/Mirka Mirulu

Администраторы:

...

Модераторы:

Toshi

Соломон Кольт

Мастера:

...

GM:

GM_Emerald

Дизайнеры:

...

Пиарщики:

...

Временной период: 1 - 10 февраля.
События: начиная с 9-ого января и по сей день, на небе наблюдается стабильное затмение трех лун. В учебных заведениях введено военное положение. После отражения первой атаки существ магического мира, наступило затишье. Маги латают себя и стены замков, студенты продолжают учиться по несколько измененной под данные обстоятельства программе. Чужеродные этому миру существа так же не бездействуют, но ведут себя заметно аккуратнее, поняв, с каким противником имеют дело. И с противником ли?..

Новости:

ТОПЫ: (проходим по ним ежедневно!)

Волшебный рейтинг игровых сайтов Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Независимый институт магического братства & Академия магии и колдовства » Творчество участников » Одноголовый Цербер с комплексом неполноценности. ©


Одноголовый Цербер с комплексом неполноценности. ©

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Рисовать я не умею, фотошоплю плохо. Зато есть куча исписанной бумаги стихов, незаконченных книг и прочих очерков)

0

2

Сборка старых, я бы даже сказала ОЧЕНЬ старых стихов) Так сказать, избранное)
Осторожно, присутствует нецензурная лексика!

Душа

Разбита душа - на мельчайшие.
Сердце зашито - грубые.
Разум как зверь - урчащее.
Лишь чувствам пофигу - умерли.
Дожить бы до старости - сказочка.
Прожить бы жизнь сладкую - вот еще.
Люблю тебя - страшная фразочка.
Пойми меня - не услышу ее.
Уехать подальше бы - глупости.
Воспоминания держат - якорем.
Обвинения - только в трусости.
Суд решит - не виноватая.

Нечто странное и без названия

Не зовите меня желанною,
Не называйте любимою,
Ведь за пеленой обманною,
Стараюсь я стать единою.
Ведь вы исчезаете, стоит лишь
Стоит мне написать "привет".
И в онлайне сразу тишь,
Стоит мне, стоит лишь...
Вы не пишете мне, сволочи,
Когда хреново мне, подлые,
Не стоит мне ждать помощи,
От вас, мои бесподобные.
Все мои типа приятели,
Прячутся от меня, в панике.
Стоит лишь мне, ненаглядные,
Написать вам простой "привет".
Не хочу я быть желанною,
И не стоит мне быть любимою,
Для тех, кто от меня, в панике,
Бежит, выключая свет.
Не звоните мне, не пишите,
Не стоит болтать попусту,
Вы этого не стоите,
А я хочу в тишину.
Да, нет рифмы тут нужной вам,
И слог мой хромает, я в курсе.
Да и мне, по сути, без разницы,
Мои стихи не для ваших бед.
Я хочу лишь сказать сейчас,
Всем вам, мои ненаглядные,
Что нахрен сдалась я вам,
Такая вот... Бесподобная?
Вы ведь боитесь меня, знаю я,
Но общаетесь, странно ведь,
Зачем вы себя так мучаете,
По сути-то, бессмысленно?
Ну ладно, теперь последнее,
Посвященное лишь одним,
Тем, кто мое сокровенное
Не передаст другим.
Родные мои, ненаглядные,
Я вам пишу неспроста.
Вы придите, прошу, нарядные,
На мои похорона.
Пусть не скоро оно случится,
Хотя не знаю, решит время,
Я запомню все ваши лица,
Их не скроет бредовое бремя.
А лучше - про меня вы забудьте,
Будто не было тут меня,
И простые лишь незабудки,
Расцветут в конце февраля...

Ода вину

Ну здравствуй, мой милый друг.
Про тебя я вспомнила тут вдруг,
Ты ведь не в обиде, точно, верно?
За то что я забыла о тебе, наверно.
Привет, мой милый, верный пес,
Смотри, грехами весь оброс.
Я про тебя забыла невзначай,
Ну что, зайдешь ко мне на чай?
Хэллоу, друг мой дорогой,
Не торопись, прошу, постой!
Я вредная скотина, это правда,
Но не бросай меня ты, ладно?
Конничива тебе, приятель мой,
Ну ты то хоть, ну Боже мой, не ной!
Да знаю я, что я опять некстати,
Ты это брось, мы выпьем, кстати?
Мой милый, верный, добрый друг...
Ну почему у меня нет подруг?
Хихикала бы с ними очень мило,
Ах, вино, хоть ты меня простило...
Да, вину я посвящаю строки!
Ну а кому еще, в такие сроки?
Не людям же, меня что предавали,
И, как вино, меня же продавали...
Пускай пьяна,но,поможет алкоголь,
Мне все делить на два, а может и на ноль...

Такие, как я

В таких как я, говорят, влюбляются.
Но на нас не женятся, стесняются.
В таких как я, говорят, огонь горит,
А мне все равно, я Тьмы неофит.

Такие как я, не курят сигарки, тонкие,
Такие как я - весенний ручей, звонкие.
Такие как я редко носят платья и юбки,
Таким как я пофиг, мы любим крыши и будки.

Такая как я, не станет хорошей женой,
Хотя и умеет вкусно готовить суп.
Такая как я, не встанет за быта стеной,
У нас око за око, а зуб за зуб.

Такие как я не влюбляются просто так,
Не бросают из-за мужчин семью,
Не надейся на наше безумство, простак,
Я за семью и любовь убью.

Таких как я, выслеживают с оптики.
Хотя мы не делаем ничего плохого,
В таких как я путаются синоптики,
С такими как я жить рисково.

Ну, говорят, в меня влюбляются.
А мне наплевать, мне правда не хочется.
Сотни замков и ключей на полу валяются,
И пускай один сам откроется...

Безумная

О, желанный стон,
Давно музы ушедшей.
Она вновь со мной,
Ура! - я не сумасшедший!

Хотя говорят про меня,
Что я рассталась с головой,
Ты их не слушай,
Пойдем лучше со мной!

Я покажу тебе страну Чудес,
Ты увидишь, что такое - поэт,
Посмотри в небеса -
Там написан облаками минуэт!

Нет, я не нормальная.
Я не говорю об этом,
Но я не сошла с ума!
Я просто была всегда поэтом...

Ох, подожди, опять голова...
Ноет, зараза, постоянно.
Нет, не надо таблеток,
Это для меня нормально.

Вот скажи, чем я им?
Что опять такого сотворила?
Я просто живу своим умом,
А им я про него не говорила...

Думаешь, я все же того?
Ну, как знаешь, тебе видней.
Но я улечу в грезах,
Наверное в какой-нибудь Сидней.

Мне открыт весь мир,
И я не жалею, что свихнулась.
Я могу здесь все,
Не пугаясь, если вдруг проснулась.

Через мою крышу, уехавшую,
Видно звезды и небеса,
А вы? Вы то что?
Продаете свои телеса...

Нет, я не наркоман.
И нет, не алкоголик...
Хотя иногда так хочется...
Но увы, я трудоголик.

Моя мечта? Нет, не деньги.
Всего лишь семья да байк.
Что? Зачем мне все это?
Я просто хочу выбить страйк.

Что, напугался? Извини.
Я откровенная слишком, да?
Ну, если так говорить,
То я скорее огонь, чем вода.

Я сжигаю свои мосты,
Забиваю на боль в гнилом сердце.
Мне чего-то такого не хватает...
Наверное, острого красного перца.

Ну, ладно, я пожалуй полетела...
Что за спиной? Конечно же крылья.
Нет, я не сошла с ума, мой друг.
О, не скрипи зубами от бессилья.

Просто знаешь, я поняла.
Я поняла секрет полнолуния.
Я нашла особый цветок,
И открыла свой рецепт безумия...

Сказка на ночь

Сказки на ночь бывают разные.
Бывают смешные, бывают страшные,
Есть с иронией, есть с каплей яда,
Есть сказки с жалостью табачного смрада.

Моя сказка не шаблон для детей,
Без всех этих милых соплей,
Наивных верований в Happy End,
Сказки мои не модный тренд.

Ручка скользит по тетрадным клеткам,
Такие вещи не читают деткам,
Они слишком кровавы, боли полны,
От страха и гнева они черны.

И обои выгоревшие на стенах,
Я не участвую в ваших дилеммах.
Я на голых стенах рисую кровью,
Нож в спину? Не дерну бровью.

В плоти моей не только ножи,
Пляши, кукла, быстрее пляши!
Сшей наряд себе из ярких огней,
Музыку запиши с тихих полей,
Сценой тебе пусть станет панель,
А защитой от взглядов - апреля капель.

Манекен без души, в молчании,
Я запру свою дверь с отчаяньем.
Я не верю людям, может быть увы,
Но - пляши, куколка, пляши...

Чудеса

Чудеса иногда случаются.
Как пуля в голову, но все же,
И люди иногда ломаются,
Будто старые игрушки.

И не починишь такую,
Как ни старайся ты,
Но и не купишь другую,
Люди - это все таки люди.

Можно конечно выбросить,
На помойку, как старый хлеб.
Ну а можно взять - и выходить,
Может поможет вдруг.

Люди порою странные,
Иногда - совсем уж несносные.
Но игрушки ведь тоже разные,
Не все попадают в такт.

И кто-то не пишет рифмами,
Кто-то поет фальшиво,
Кто-то своими фибрами,
Сносит нас с ног наповал.

Люди бывают разными,
Как капли воды из крана,
Страшными, гордыми, страстными.
Но это другой мотив.

Люди бывают мышками,
Бывают волками, медведями,
Люди бывают кошками,
Но не бывают людьми.

Они забывают про прошлое,
Ищут незримое счастье,
Лелеют свое пошлое,
И не знают про нас.

Но мы не вмешаемся, стоит ли?
Мы лишь будем смотреть по ночам,
Как их сны кровью брызнули,
И как стонет их немая душа...

Бог

Бога убили,
Бога распяли,
Бога пропили,
На дозу сменяли.

Бога меняли,
Маски давали,
Бога молили,
И проклинали.

Бог - проститутка,
Бог - как шалава.
Газетная утка
Испортила кайф.

Меняли на шмотки,
Сдавали в аренду,
А у Бога - обмотки
На тонких ногах.

Наш Бог - оборванец,
Наш Бог - голытьба.
И как ярый повстанец,
Всем скажет "пока".

И Бог не успеет,
А может не станет,
За нас не радеет,
И не умирает.

Его проклиная,
Все сдохнут, как твари,
Его умоляя
Добрее к ним быть...

+1

3

Более новое, еще больше упоротое и корявое)))

Король шутов

Мне не нужна корона короля,
Мне не нужны принцессы,
Мне б только крикнуть "Вуаля!",
И закружиться в диком танце.

У короля лишь скука рядом,
У короля забот не счесть,
А я одним лишь только взглядом,
Вас заставляю песни петь!

Мне не нужны ни честь, ни слава,
Они подобны мне ярму,
И при рожденье нету права,
Мне быть подобным королю!

Я не горбат, я не урод,
Но не хочу в шелка рядится,
Я лучше сяду у ворот
И буду петь, подобно птицам!

Пусть я лишь шут, мои друзья,
Но я скажу вам по секрету -
Веселья нет у короля,
Пусть он и правит целым светом.

Чем быть шутом средь королей,
И вызывать лишь жалость у богов,
Я стал шутом среди людей,
И королем среди шутов!

Алиса

Алиса не знает бед,
Алиса пьет виски.
Алиса уходит в побег,
Забыв про свои часы.

Алиса познала счастье,
Пусть Кай с ней недолго был,
Алиса спаслась от напасти,
Пусть и ценою сердца.

Алиса считает минуты,
До скорой, желанной смерти.
В кеды ноги Алисы обуты,
А она сама - белее снега.

Алиса забыла про боли,
Что терзали сердце.
Алиса тонет в крови,
Чтобы не просыпаться.

Алиса познала злобу,
И ненавидит отныне Кая.
А Кай убежал в другую сказку,
И по боку пустил Алису.

Алиса. Продолжение.

Алиса пьет по сей день
Виски, абсент, коньяк.
Алиса похожа стала на тень,
И улыбка на сером лице.

Алиса забыла предательство,
Вытерла слезы подолом платья.
Кай теперь - "ваше сиятельство",
Собрал, подонок, пазл из льда.

А у Алисы - Чешир да Шляпник,
И стервочка Герда в придачу.
Тут безумие, как старый ватник,
Медленно всех увлекло.

За чашкой вечернего винного "чая"
Друзья обсуждают, куда полететь.
У них теперь своя бредовая стая,
Разбитые чашки, черствый хлеб.

Амулет из осколков счастья,
Чтоб никогда не забывать,
Что любовь не имеет власти,
Если вовремя все послать.

Мысли

Гуляют тучи, и спертый воздух
Так давит на мысли, мешая.
Во мне закончился порох,
И я бреду, в темноту, и злая.

Мне трудно дышать иногда,
И в легких застрял никотин.
И пачка за пачкой, всегда.
Да, я знаю - я полный кретин.

Болеть с утра, и не зная,
Куда бы сегодня пойти.
В этом вся я, вот такая.
И никто не крикнет "лети"!

Бокал за бокалом вливая,
Смотрю за окно, и мысли.
Не дают мне покоя, гады.
Мои чувства совсем скисли.

Мне бы в небо подняться, птицей.
И летать, кувыркатся в звездах.
А на деле - пустые крыши.
И домой возвращаться поздно.

И считать, сколько хватит денег.
На пару пачек и одну бутылку.
И возможно - билет на поезд.
А может, мне на могилку.

Coffee & Me

С утра встала, оделась, вышла.
Пусть спать охота, но все же.
Приучилась не жалеть о прошлом,
И люди бегут на работу тоже.

Пришла. Машина, привет!
Включить на прогрев сперва.
Что-то проурчит в ответ,
Давай, соня! Работать пора!

Американо для тех, кто в темпе,
Ну, может быть каплю молока.
И снова, снова мелькает темпер,
Нам кофе с тобою варить пора!

А может, латте, с оттенком мяты,
Для той, что вечно в бумагах?
К чему эта времени трата,
Если забыла любимый запах?

Эспрессо - для скоростных романтиков,
Капучино - для крепких духом,
Шоколад - для сластены с бантиком,
И пенка молочная - белым пухом.

Для каждого кофе свой,
Как одежда, или белье.
Давай, поговорим с тобой,
Чтобы узнать - что твое?

В Питер

Еще чуть чуть, и я сойду с ума.
Еще немного, полечу я к звездам.
И может быть, останусь я одна.
А может, обернусь я прозой.

И на душе уже не кошки.
Нагадили, заразы, целый воз.
Но если буду осторожной,
Я лишь сойду с ума. Один вопрос.

Как долго продержусь, незваная.
Кому я в сердце залечу.
И ночь, вдруг темная и странная.
Настанет ли, или к врачу?

С ума сошла. Болят виски.
Таблетки не спасают душу.
И я не знаю, как себя вести.
И стоит ли кого-то слушать.

Билет, чуть порваный, в кармане.
В рюкзаке лишь джинсы и тетрадь.
В моем безумном, старом плане -
Уехать в Питер. И не потерять.

И может, вылечусь, или подлечат.
Там каплю чище люди, вот увы.
На сердце очень много трещин.
И хочется "поджечь мосты".

Волки

Гляди, опять над лесом полная луна.
Так хочется завыть, ослабить волю.
Но не наполнить чашу, коли та полна,
И нам, увы, не убежать с тобою.

Мы можем, сдирая лапы в кровь,
Лететь вперед, забыв про стаю,
И ночь телами рассекая вновь,
Глядеть, как иней тонкий тает.

Но тропы те же. Те же норы.
И те же лица вкруг стоят.
И клацают, гремя, затворы.
Нашу судьбу они творят.

Волков боятся, мы - другие.
Нам не стерпеть обид от них.
Мы рвемся в бой! И мы плохие.
И кровью на снегу наш стих.

+1

4

Незаконченная (и вряд ли она таковой станет) книга. Рабочее название "Бракованная".

Глава 1.

Глава 1. Введение

Всем привет. Меня зовут Ребекка Уиллс, но друзья называют меня Ди. Или Бекка.
Я живу в странном мире. Я хожу в странную школу. И все из-за этого чертового деления. А, я еще не сказала? Я – бета.
Нас вообще 3 класса. Есть альфы, омеги и беты. Для наглядности поясню:
Школа Пауля Море. Есть 3 параллели учеников.
«А» - Альфа: счастливчики, элита, и так далее. Любому альфе обеспечено беспечное будущее в мягком кресле начальства или непыльная работа. И их немало.
«О» - Омега: тоже удачливые засранцы, обычно становятся чиновниками среднего звена. Их чуть поменьше, чем альфа,  но с устройством в жизни они тоже не парятся.
«Б» - Бета… Неудачники. Выбраковка. Неудачные потуги. Бета обречены на самую грязную работу, если вообще им позволят работать.
Вот такие у нас реалии существования. Я – бета. Причем, агрессивная, а значит, мое существование вообще под вопросом. Я, если честно, не принимаю этого деления. Меня запихали в беты только потому, что мой коэффициент активности был выше, чем у всех. Ужас.
А насчет количества – если подсчитать, то соотношение не радует ни под каким соусом. На потоке из 1200 человек, разделенных на 10 классов по три параллели, в общей сложности процентов 5% - бета. Остальные – альфа и омега. То есть, из 1200 – 60 человек моего уровня. Примерно 400-450 – омега, и большая часть альфа. Страх какой.
И самое-то противное, что мы не тупее их, не слабее или что-то еще. Мы просто другие. Вот взять Лину Гу. Китаянка, родители – омега. Как только родилась, приписали к бета. Потому что коэффициент жизни был меньше чем у остальных. А потом ничего, выправилась. Сейчас она одна из самых сильных девчонок в школе. И самых красивых. Была бы она альфа, или хотя бы омега – отбою бы от парней не было. Но – увы.
Или вот, Юлиас. Парнишка умнейший, может из ничего собрать нано-жучка размером с маленькую родинку. Записан в бета из-за повышенного коэффициента опасности для окружающих.
Или я. Агрессивными называют тех, кто пытается сопротивляться чему бы то ни было в нашей жизни. Системе, альфам и омегам, родителям. Я сопротивляюсь всем. Потому что мне это не нравится. Мои родители  – оба альфа. И они оба в голос заявили, что у них только одна дочь. Оливия Уиллс. Самая знаменитая альфа школы Море. А я так, дополнение к Олив, причем нежелательное. Но – честь, и еще куча всякой сопливой хрени, не дала им выбросить меня в мусорку еще младенцем. А жаль. Может, я бы не так мучилась. 
В общем, у нас тут весело. Альфа и омега веселятся, бета тихо загибаются от безнадежности, а магики хулиганят и гробят систему. Или помогают ей. Смотря на какой стороне они. Да.  У нас еще есть магики. Их множество видов, на самом деле, но в просторечье бытуют несколько обозначений:
1. Телекины. Они же телекинетики, могут двигать предметы силой мысли. Страшные люди, если умеют управлять своей мощью в полную силу.
2. Истерики. Управляют звуком, а если точнее – ультразвуком. Визжат, как девицы над новой коллекцией туфель, но направленно.
3. Оракулы. Ну, собственно, оракулы видят будущее. Кто как, но видят. Некоторые рисуют, некоторые пишут. Дела вкуса, в общем.
4. Маги. Маги – это вообще народ странный. Управляют стихиями, всеми. Могут и на выбор, конечно. Вы спросите, почему тогда они не захватят мир? Потому что их – 3-4 человека на 1000 магиков. Вот и посчитайте.
Я – обычная бета. Хотя я бы не отказалась быть магиком, хотя бы оракулом. Но…

Глава 2.

Глава 2. Обнаружена!

- Ди-и-и-и! Стой, кому сказала!
Это Олив, начала истерику с утра пораньше. Увидела, что я сажусь на велик. Ох, как же она меня бесит. Красотка, вся из себя, а мозгов как у курицы. Она даже читает по слогам до сих пор, о чем вы?! Показав неприличный жест, я дала газу от дома. В школе надо было быть пораньше, Юлиас придумал какую-то новую штукенцию. Надо было опробовать… Вдруг сзади послышался вскрик. Обернувшись, я увидела, как из дворов выходит парень. И направлялся он прямо к Олив…
- Олив, беги в дом!
Развернув велосипед, я помчалась прямиком на парня. Белки его глаз начали наливаться кровью, что означало только одно – он истерик, и он готовился атаковать. Пытаясь успеть и хотя бы сбить его, прикрыв Олив, я не заметила камня под колесом. Полет был недолгим, и окончился падением на парня. Немного придя в себя, я поднялась на руках над ним. Он был явно без сознания. Красивый, зараза. Я бы с таким познакомилась, не будь я бета.  Вздохнув, я тронула его за плечо…
…- Эй, Рик, догоняй!
- Улла, стой, там опасно!!!
- А-а-а-а!!!...
… Передо мной стоит красивая девушка, и ничего бы такого в ней, кроме как белки глаз, налитые кровью… Она такая же, как и я, но она враг. Она помогает им. Предательница. Смерть!...
… На моих глазах умирали мои соратники, один за одним, их убивали в клетках, как зверей. А все из-за этого чиновника, который боится замарать руки, даже попросту спустившись к нам, в наш зверинец. И еще эта, оракул… Нас убивают, потому что она говорит, кто устроит побег или бунт. Если бы не этот намордник…
Открыв глаза, я увидела перед собой глаза парня. Цвета болотной травы, глубокие, как сам океан. Сглотнув, я поднялась. Парень поднялся следом, не сводя с меня внимательных глаз. Вдруг смутившись, я отвела взгляд.
- Тебе лучше уйти… Олив сейчас позовет родителей…
- А ты? Ты не позовешь?
- Даже если меня будут резать, всем будет все равно. Меня обычно не замечают.
- Ты – бета?!
Такого изумления я еще никогда не видела. Кажется, он решил, что я как минимум омега, а то и альфа.
- Ну да. А что?
- Но, та девушка… Она ведь альфа? Зачем ты спасла ее?
И правда, зачем? Я всю свою жизнь ненавидела Олив, а тут бросилась спасать. Мда…
- Не знаю. Я сама не поняла, что произошло…
- Вот они! Наверняка они сговариваются, что бы всех нас поубивать !
Олив… Черт, ну за что мне такая тупая сестра?
- Бежим!
Парень схватил меня за руку и потащил между домов.  Мой мозг полностью отключился, я лишь успела посмотреть назад, увидев кричащую Олив и родителей. Кажется, мама плакала…
Бежали мы долго, уже через пару поворотов я не понимала, где мы. 
Наконец, парень остановился, отпустив мою руку. Я привалилась к стене, с удивлением отмечая, что ничуть не запыхалась. Только ноги болели так, будто меня гоняли на беговой дорожке в течение суток.  Подняв взгляд на парня, я выпрямилась.
- Кто ты? И зачем меня с собой потащил? У меня итак индекс не самый хороший, а  теперь еще и это…
- Тебя так волнуют индексы? Ты хоть понимаешь, кто ты?
- М? Я обычная бета. Родилась, правда, среди альфа, но это уж не мой выбор.
- Ты оракул, балда! Как меня зовут?
- Рик, а… - тут я замолчала. Я четко помнила, что он не представлялся. Так откуда… Видения! Вот оно что...
Рик смотрел на меня с легкой усмешкой, будто давая время собраться с мыслями. Вздохнув, я протянула ему руку.
- Ребекка. Но лучше просто Ди. 
- Фредерик. Лучше просто Рик.
- Где мы?
Вместо ответа, Рик взял меня за руку и куда-то повел. На вид улицы, куда мы вышли, ничем не отличались от обычных городских. Но повсюду ходили люди, которых я не видела никогда. Клейменые беты… Дети, женщины, мужчины, старики. Некоторые из молодежи имели сразу несколько татуировок-ориентиров. По ним искали бета, которые совершили преступление. Одна татуировка – одно преступление. Быстро обежав глазами Рика, я не нашла ни одной татуировки. Либо они были скрыты одеждой, либо их не было вообще.
Только сейчас до меня начал доходить смысл происходящего. Я шла с незнакомым парнем, неизвестно куда, еще и сбежав от родителей.  Ох и несладко мне придется, если вернусь обратно… Если. Какое замечательное слово. А что если не возвращаться? Но что я буду делать, здесь, никого не зная? Хотя, я конечно знаю Рика. Правда, это мало утешало меня в тот момент.
Вздохнув, я снова огляделась.  Мы шли узкими улочками, которые сжимали невысокие дома, буквально в 2-3 этажа высотой. Но если в том районе, где жила моя семья, такой дом принадлежал одной семье, то в этих ютилось множество людей. Мы остановились около обшарпанной двери. Наконец-то отпустив мою руку, Рик достал ключи.  Поднявшись на последний этаж и распахнув передо мной дверь, парень пропустил меня вперед.
Обстановка комнаты поразила мой разум. Привыкшая к мягкой кровати и шкафу, набитому вещами, меня ужасал внешний вид жилья Рика. Только увидев это, я поняла, что я зря жаловалась. И вообще, все мы зря жаловались. Мы жили шикарно… Единственное, что заслуживало внимания в этой комнатенке – огромная кровать-подиум, явно сделанная вручную. В одном углу комнаты ютилась плита и небольшой стол с холодильником. В другом – встроенный в стену небольшой шкаф с потертым зеркалом.
По стенам были развешаны рисунки, чертежи. Отдельно выделялись на стене флаг и «намордник». Сглотнув, я подошла поближе. Хотела было прикоснутся, но побоялась очередных видений. Вздохнув, я повернулась к Рику. Тот уже крутился у плиты, слегка пританцовывая. Обежав глазами его ладную фигуру, я отвернулась к окну. Чистый, хоть и бедный дворик, на котором бегали дети. Я улыбнулась своим мыслям.
- Слушай, не знаю как ты, а я есть хочу, как черт! Ты будешь? Разносолов не предлагаю, потому что нет, но хоть чем-нибудь, но угощу.
Я повернулась к нему. На столике перед кроватью стояли тарелки с незнакомыми для меня вещами. Какие-то странные штуки, похожие на короткие дубинки, буквально в 10 сантиметров, темно-зеленого цвета. Круглые красные мячики. Удивленно покосившись на все это, я подняла взгляд на Рика.
Сглотнув, парень ошарашено посмотрел на меня. В его взгляде явно читалось непонимание.
- Ты что, никогда не ела овощей?
- Почему, ела. Но… У нас они выглядят по другому.
Порывшись в сумке, я достала контейнер. Пара нажатий, и в мою руку выпали две питательные таблетки. Этим мы питались большую часть времени. А что, удобно. Запил водой, и все. Взяв одну таблетку, Рик посмотрел на нее как на ядовитый цветок.
- Ужас. На, пробуй!
Сунув мне под нос кусок странной «дубинки», Рик смотрел на меня с ожиданием. Несмело откусив кусочек, я поняла, что ничего вкуснее в жизни не пробовала. Сжевав первый, я покосилась на парня. Тот явно был доволен собой. Улыбаясь, он уплетал за обе щеки,  изредка делая глоток странной черно-коричневой жидкости.
- А это что?
- О, это нектар богов, душка. Это – кофе!
- Кофе? Ну-ка дай…
Сделав глоток, я скривилась.
- Горько!
- А ты что хотела. Это же кофе. Могу сделать с сахаром. Тогда вкуснее будет.
Я молчала. На языке после… кофе, было странное послевкусие, до того странное, что я облизнулась.
- А сделай мне тоже кофе. Такой же.
Рик бросил на меня взгляд, полный ехидства и озорства. Кивнув, он встал с кровати. И я заметила то, на что не обращала внимания раньше. Его походка. Мягкая, тягучая, как у кошки. И глаза его как у кошки… Тряхнув головой, я постаралась отодвинуть эти мысли на задний план.  Передо мной возникла кружка с кофе. Взяв ее в руки, я вдохнула густой, терпко-горький аромат. Рик смотрел на меня с умилением, явно гордясь тем, что открыл для меня что-то новое.
Сделав глоток, я поморщилась, кофе был слишком горячим. Каким-то привычным жестом подув на него, я скосила глаза на Рика. Тот сидел, задумавшись о чем-то своем.
- Рик? Все нормально?
- А? Да, да… Просто… Вспомнил кое-что. Ты немного знаешь о жизни бета за стенами вашего района, да?
- Я вообще ничего о ней не знаю… В школе нас пичкали словами о том, что за территорию района не стоит выходить, что бета, которые живут не с нами – обеспечены не хуже нас, что у всех есть работа… Оказалось, всю жизнь нас обманывали. Все это время нам вешали лапшу на уши. И только нам – бета. Кажется, альфа и омега обо всем этом знали. Ну, они же элита…
Со стуком поставив кружку на столик, я подскочила на месте. Все это настолько взбесило меня, что я не знала, куда мне идти, и что делать. Резко заболела голова, причем так сильно, что я вскрикнула, схватившись за виски. Следующий кадр, который я видела перед собой, включил в себя разлетающуюся на осколки кружку, удивленные глаза Рика, волну ветра, которая колыхнула все в комнате. При том, что я ничего не слышала. Вообще ничего. Единственное, на что меня хватило – это присесть на корточки. Рик подбежал ко мне, присел рядом. Он что-то говорил, но слова не долетали до меня. Я лишь видела, как его губы шевелятся, и не более. Сглотнув комок в горле, я отняла руки от головы. Только после этого до меня начали долетать обрывки слов…
… Через некоторое время, держа в руках другую кружку, наполненную кофе, я слушала Рика, который судорожно метался по комнате.
- Оракул и истерик одновременно! Быть такого не может! Никогда еще не было такого смешения! Да вообще этих смешений не было. Такое раньше с тобой бывало?
- Н-нет… 
Рик остановился посреди комнаты. Посмотрев на меня, он вздохнул.
- Надо идти к Морре. Он скажет, почему так.
- Морра? Кто это?
- Самый старый и сильный магик во всем мире…

Глава 3

Глава 3. Смешанная.

Рик вел меня закоулками к таинственному Морре, а я думала. Думала о том, что слишком быстро все происходит. В один день сбежать из дома, оказаться магиком, к тому же «смешанным» - этого было слишком много для меня. Привыкшая к размеренной, спокойной жизни, пусть и полной унижения, я не могла принять все и сразу. Сглотнув, я сунула руки в карманы. Под пальцы легла гладкая бумага. Достав вдруг возникший предмет, я остановилась. Это была единственная фотография, на которой была запечатлена моя настоящая «семья».  Наша совместная фотография с Юлиасом и Линой. Вздохнув, я закрыла глаза и убрала карточку в карман. Рик смотрел на меня с легкой грустью.
- Если хочешь, мы можем забрать их. Если они согласятся уйти с нами. Мы найдем им приют.
- Они не захотят… Понимаешь, мы привыкли к такой жизни. Мы привыкли к пищевым таблеткам. К ежедневному унижению и тому, что нас ничего не ждет. Они не променяют иллюзию спокойной жизни на… На это.
Вместо ответа, Рик просто притянул меня к себе и обнял. Мне вдруг захотелось заплакать, как маленькой девочке. Сглотнув вставший в горле ком, я подняла взгляд на Рика. Ободряюще улыбнувшись, он кивнул и, взяв меня за руку, повел дальше.
Через пару кварталов мы остановились перед стареньким домом. Постучав, Рик замер на пороге, ожидая ответа. Дверь открылась, в проеме стояла девушка. Стройная, загорелая, покрытая татуировками.
- Ворон? Что тебе тут надо?
- Мне нужен Морра, Лиса. Пропусти нас.
- А это еще кто с тобой? Она чужая, - девушка окинула меня презрительным взглядом,- к тому же, из богатеньких. Идите отсюда.
Меня начинала бесить эта девица. Рик сжал мою руку, предупреждающе глянув на меня. Стиснув зубы, я промолчала. А эта… Лиса, будто издеваясь, ухмыльнулась.
- Или что, Ворон, хочешь получить благословение от Морры на очередную постельную девку? Ты знаешь, что его мало трогают твои победы…
Этого я уже стерпеть не могла. Вывернувшись из-под руки Рика, я в мгновение ока оказалась перед Лисой. И, вопреки даже своим ожиданиям, схватила ту за горло, прижав к дверному косяку. Приблизившись к ней, я прошипела:
- Слушай сюда, красавица. Я не для того сбежала из того ада, в котором жила, чтобы терпеть унижения от тебя. Еще одно слово – и я перегрызу тебе горло, неважно, кто ты… - в голове вдруг мелькнули видения, - Ты поняла, Анна?
В глазах девушки мелькнул животный ужас. Кивнув, она не отрывала от меня взгляда. Отпустив ее, я встала рядом с Риком. Потирая горло, Лиса посторонилась, все так же с опаской косясь на меня. Шагнув внутрь, я покачнулась от резкого запаха. Я не могла разобрать, чем именно тут пахло. Но смесь, которая ворвалась в мои легкие, вряд ли можно было назвать чистым воздухом.
- Бекка? С тобой все нормально?
- Да… Просто запах… Резкий очень.
- Какой запах, Ди?
Рик принюхался, с удивлением глядя на меня. Видимо, мои глаза начали очень резко округляться, потому что Ворон обернулся на Лису.
- Лис, ты что-нибудь чуешь?
- Нет… Кого ты привел, Ворон? Кто она?
- Она сама не знает, Анна. Успокойся, и принеси нам чай…
Я повернулась на голос, донесшийся с лестницы. И замерла, восхищенная зрелищем. Опираясь на перила, на ступеньках стоял… Наверно, «Учитель», будет самым точным описанием его вида. Окладистая, снежно-белая борода, такого же цвета волосы до плеч, и пронзительные, ярко-зеленые глаза. Я сразу поняла, что это Морра. Улыбнувшись, он начал спускаться вниз. Лиса между тем, исчезла где-то в недрах дома. Подойдя к нам, Морра взял меня за руку, направляя в одну из комнат. Рик шел за нами, очарованный этим зрелищем.
Несмотря на внешне огромный возраст, Морра был крепок телом. Это чувствовалось, даже просто через одно прикосновение к ладони. Усадив меня в кресло, старик указал взглядом Рику, куда садиться. И сел напротив нас.
- Я знаю, о чем ты пришел спрашивать, Фредерик. Я ждал вас раньше. Почему вы задержались?
- Ей сложно справиться со всем сразу, учитель. Но, скажи мне, как?
Усмехнувшись в бороду, Морра перевел взгляд на дверь, где мялась с чаем Лиса. Поставив на столик кружки, девушка испарилась, оставив нас втроем.
- Фредерик, ты помнишь книгу, которую я тебе давал?
- Вы про «Предсказания от Ранних»? Ну, да.
- Помнишь пророчество, в котором сказано о сверхчеловеке?
- Да, неужели…
- Нет. Сверхчеловек был много лет назад, и он не справился. Ребекка его потомок. Что ты знаешь о своей семье, дитя? – Морра перевел взгляд на меня.
- Ну… Родители и сестра – альфа, а я… Выродок.
- Ты не поняла вопроса. О своей настоящей семье?
Я замерла. Вопрос стучал в голове, отдавая в виски. «Настоящей»? Неужели я была приемной?
Морра с грустью улыбнулся.
- Мне жаль, Бекка. Но ты отчасти права. Магики всего мира трудились над тем, чтобы ты выжила. Так называемые альфа и омега уничтожили твою семью, осталась только ты. Магики подменили воспоминания твоей второй семьи, чтобы они думали, что ты их дочь. Единственное, что нам не удалось сделать – это сделать тебя альфа. Но оно и не надо, ведь если бы ты стала ею, ты бы не сидела сейчас здесь. Твое настоящее имя, данное тебе твоей семьей – Ярайна. Ярайна Таок, что значит с древних языков «Тысячеликая».  Тебе решать, кем ты будешь. Если хочешь, я могу рассказать тебе о твоей семье.
Я резко встала. Мысли давили на виски все сильнее, у меня стало появляться ощущение, что я сейчас просто упаду в обморок. Сжав пальцами голову, я вышагивала по комнате. Меня зовут не так, как я привыкла. У меня была другая семья. Я вообще не бета даже! Я – магик… Застонав, я села прямо на пол. Подняв глаза на Морру, я закусила губу, обдумывая вопрос.
- Морра… И что мне с этим делать? Кто я? Зачем все происходит именно сейчас?
- Я не могу ответить на эти вопросы, дитя мое… Можно предположить, что в тебе просто заложена функция, которая запустила твои способности именно сейчас. Но что послужило толчком – мы не можем знать. Я могу только рассказать тебе, кто ты на самом деле. Не более.
Я встала, отбрасывая волосы с лица. Во мне тихо, но верно росла решимость.
- Я – Ребекка. Просто Ребекка. Что было в моем прошлом, там и осталось. Сейчас мне надо обуздать мою силу. А дальше будем смотреть по ситуации, - я усмехнулась, - Не думаю, что мне предстоит стать великим вождем, который поднимет бета и магиков с колен.
По лицу Морры было видно, что он доволен моим ответом. Кивнув, он тоже встал.
- Мы найдем тебе учителей, Бекка. Но учись хорошо – потом может пригодиться.

Глава 4.

Глава 4. Учителя. (здесь повествование начинается от 3-его лица)

Бекка долго разговаривала с Моррой, когда наконец додумалась задать вопрос, вертевшийся на языке все это время.
- Морра, ты сказал, что найдешь мне учителей. Но где?
Загадочно усмехнувшись в усы, старик посмотрел на меня с плохо скрываемым смешком в глазах. Уже успевшая изучить собеседника, девушка поняла, что ее ожидает какая-то интересная, но не очень приятная новость.
- Ты пойдешь в школу, Бекка… Не в обычную, правда, но все таки школу. И поселишься ты там же, кстати. – предупреждая все вопросы, Морра вскинул ладонь вверх. – Не бойся, нашу школу не так просто обнаружить, даже для альфа. Мы стараемся оберегать свои секреты. Рик! Ты проводишь ее, и будешь с ней все время обучения. Ясно тебе? Тебе придется так же посещать занятия, и жить в общежитии вместе со всеми.
- Боги, Морра! Только не это! Ты же знаешь, почему…
- Знаю. Но Бекке на это время нужна защита. Она ничего не знает о нашем мире, а он слишком опасен для неопытного бойца. И ты сам прекрасно это знаешь.
- Хорошо…
Подняв глаза на Рика, Бекка поняла, что не очень-то ему нравится идея стать телохранителем для нее. Вспыхнув, Бекка фыркнула и встала.
- Я могу обойтись и без охраны, Морра! Не настолько я беззащитна, как ты думаешь.
- Можешь. Но не станешь. Раз ты решила остаться здесь и учиться, значит, ты отдалась под мое командование. И это мой приказ для вас обоих! Рик станет твоей охраной, стеной и другом, у которого, кстати, ты тоже будешь учиться. Ты идешь в школу, но она не такая, к какой ты привыкла. У нас совсем другие учителя…
Встав, Морра с улыбкой потянулся. Глядя на него сейчас, Бекка бы не сказала, что ему так уж много лет. Да и одет он был «не по возрасту». Джинсы светло-синего цвета, кроссовки да водолазка. Несмотря на бороду и седину, в глазах блестел озорной огонек, а тело не казалось одряхлевшим и уж тем более грузным.
- Анна! Ты вызвала тех, о ком я тебе говорил?
- Да, Морра. Они вот-вот должны прийти в Малый Зал.
- Пойдем, Ребекка. Я познакомлю тебя с твоими учителями. А пока мы идем, - Морра сделал многозначительную паузу, - Я расскажу тебе, чему именно ты будешь обучаться. Среди нас есть те, кто освоил один или два дара в полном и беспрекословном совершенстве. Правда, 2 дара все-таки редкость, но и такие есть. Твои учителя – не обычные магики, каждый из них знает свой дар идеально, и умеет им пользоваться. И они ненамного тебя старше. Учти это. Есть даже парочка и помладше… Ты с ними познакомишься, и, я думаю, они тебе понравятся. Если тебе не подойдут дары, которым они могут тебя научить, а ты все-таки не железная, так что это вполне может быть, я найду другие кандидатуры. Но многие все равно смогут дать тебе достаточное количество знаний. Рик научит тебя дару истерика и рукопашному бою. Я, пожалуй, возьму на себя смелость обучить тебя как оракула и фехтованию.
За разговором Бекка не заметила, что они уже стоят у дверей Малого Зала. С усмешкой посмотрев на девушку, Морра толкнул дверь и вошел. Шагнув следом за ним, Бекка еле успела пригнуться, шестым чувством уловив опасность. Как оказалось, не зря. В створку двери вошел примерно метровый клинок. Выдернув его, Ребекка каким-то привычным и обыденным движением крутанула его вокруг себя и перекинула в другую руку.
- Ха, ты не соврал, Морра! Она хороша, даже ничего зная!
С потолка, по крайней мере, так показалось Бекке, спрыгнул худой парень. Волосы, частично скрытые капюшоном, отдавали небесной голубизной, а темные глаза смотрели с небрежностью. Забрав клинок из рук девушки, парень насмешливо поклонился и шаркнул ногой.
- Ким, имя кстати не склоняется, по прозвищу Аист, к вашим услугам, мадемуазель! Буду счастлив быть вашим учителем по танцам в воздухе.
Скривившись, Рик смерил парня брезгливым взглядом.
- Танцы в воздухе? Морра, о чем этот придурок вещает?
Рику явно не нравилось поведение Ким, но делать было нечего. Морра не будет только из-за хотелок Ворона менять учителя. Усмехнувшись в бороду, Морра дал Ким легкий подзатыльник.
- Опять начинаешь, Аист?
- Блин, Морра, я же просил – если по прозвищу, то просто Аи! Аист – это долго и неинтересно. Запомни уже, ты же не настолько старый.
Хмыкнув, Ребекка представилась в ответ. Махнув рукой, Ким затараторил, что-то объясняя Морре. Рик, которому явно не нравилось данное представление, оперся спиной на стену и, скрестив руки на груди, прикрыл глаза. Оглядывая зал, Бекка двигалась по кругу, все ближе и ближе оказываясь к парню. Вскинув глаза вверх, на балках под потолком она заметила какое-то движение. Настороженно наблюдая, девушка как можно быстрее, но без лишней паники подошла к Ворону.
- Рик… Наверху, на балках, кто-то есть… Я заметила там движение…
- А… Не беспокойся. Это один из твоих учителей. Кстати, это удивительно…
- Удивительно, что ты меня заметила, хотел сказать он. –  по колонне вниз, стремительно перебирая ногами, спустилась худенькая черноволосая девушка. Подойдя к Ребекке, она протянула руку. – Я Рэйна, можешь называть меня Пан.
- А почему Пан?
- Потому что Пантера. – Рэйна улыбнулась. – я отвечаю за разведку, потому и прозвище такое. Ну, ты можешь не представляться, я слышала. Единственное, что меня удивило – почему у тебя нет прозвища?
Ребекка растерялась. Оглянувшись на Морру, она пожала плечами. Она даже не задумывалась об этой, по сути, мелочи. Задумавшись, Пан смерила ее взглядом, явно придумывая ей прозвище. В разговор удачно встрял Морра, обнявший Пан за плечи.
- Дорогая моя, давай не сейчас. Ребекку нужно обучить, а уже потом придумывать ей позывной…
- Хорошо, Морра. Но если кто-то украдет у меня эту обязанность – я его загрызу!
Ребекка с облегчением выдохнула. Ей не очень-то хотелось откликаться на кличку, как кошка. Но – правила есть правила. Морра тихо посмеивался, что-то объясняя Пан, Ким кружил вокруг них, а Рик настороженно смотрел куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, Бекка удивленно моргнула. В центре зала стояли двое мальчишек, которым едва можно было дать лет по 12, а то и 10. Абсолютно белые волосы, собранные в хвост, светлая кожа и одинаковая одежда явно показывали, что они близнецы. При первом взгляде можно было подумать, что они вообще не отличаются, но Бекка заметила одну деталь, явно отличавшую их. Цвет глаз. У одного они были золотисто-карего оттенка, у второго – красно-вишневого. Озадаченно хмыкнув, Ребекка скосила взгляд на Морру. Тот явно был доволен реакцией на мальчишек, но все-таки не стал долго мучить свою ученицу.
- Бекка, знакомься. Братья Найт, младшие. Тот, что с золотыми глазами – Нао. Второй – Ноа. Только не путай их, они от этого жутко бесятся. Серьезно.
- Младшие? Значит есть еще старший брат?
- Братья. 2 несносных старших брата.
Дверь в зал гулко ударилась о стену. В проеме стояли два парня. В отличии от Ноа и Нао, они были явно старше Бекки. Один – с ярко-рыжими волосами, доходящими до плеч, подошел вплотную к Ребекке и приподнял ее лицо за подбородок.
- А она ничего, миленькая… А глаза, глаза… Люблю, когда человека так явно разрывает надвое.
Покраснев, Бекка отвела взгляд. Она всю жизнь стеснялась своей гетерохромии, а тут такое. Взбешенный Рик шагнул было к ним, но дорогу ему перегородил второй парень. Явно крашеные в черный цвет волосы были уложены так же, как и у рыжего брата. Красноречиво, но молча толкнув Рика в плечо, он молча смотрел на него. Рыжий повернулся с легкой усмешкой, приобнимая Бекку за плечи.
- О, защитничек нашелся! А чего же ты не следишь за своим бриллиантом, храбрец? Ты гляди, украду… Кстати, этот молчун с красивыми красными глазами – Джай, а меня, красавца в целом и золотоглазого, зовут Фрей. Мы наслышаны о тебе, Бекка. Не думаешь менять имя? Ребекка явно тебе не идет.
Рик снова дернулся, но Джай легким движением скрутил его и бросил на землю. Удар, оказавшийся неожиданно сильным, вырубил Рика. На ходу доставая тонкий, но длинный клинок, Джай медленно направился к лежащему парню.
- Не люблю, когда меня пытаются колоть ножом… За это ты поплатишься…
- О, гляди, красавица! Раз Джай заговорил – жди крови! Ты смотри, смотри! Такое кровопускание тебе надолго запомнится! Эй!
Вывернувшись из-под руки Фрея, Бекка легким движением опрокинула парня на спину. Ее тело двигалось будто на автомате, просто вспоминая нужные движения. Скользнув к Ким, она вытянула из ножен его клинок, благодарно кивая. Джай уже замахнулся, и опускал меч на шею Рика, когда удар высек искры из клинков. Едва успев, Бекка приняла удар меча на клинок. Отбросив Джая на пару шагов назад, она встала на ноги, прикрывая собой Рика.
- Попытаешься атаковать его еще раз – щадить не буду. Он мне явно дороже, чем ты.
Выставив перед собой клинок, Бекка ожидала удара. Усмехнувшись, Джай тоже встал в боевую стойку. Оклемавшийся от броска Фрей встал на ноги и, тряхнув головой, уставился на эту картину. Но после властного взгляда Морры не стал ничего говорить и вмешиваться. Джай кошачьей, мягкой поступью начал кружить вокруг Бекки и Рика. Клинок в руках девушки, будто следя за жертвой, поворачивался с той же скоростью, с которой шел Джай. Победил более терпеливый. Парень резко скользнул вперед и, на мгновение будто размазавшись в пространстве, возник прямо перед Беккой. На пробу кольнув ее острием клинка, он еле успел увернуться от стремительного ответного выброса, после чего смог лишь уйти в глухую защиту. Никогда не державшая в руках ничего, кроме пластикового  ножа, девушка стремительно атаковала, не оставляя Джаю времени на ответные удары. Очнувшийся Рик приподнялся на локте, ошарашено наблюдая за схваткой. Видно было, что даже Морра в шоке. А схватка тем временем подходила к концу. Резко крутанув клинок, Бекка выбила из рук Джая меч и подсечкой повалила парня. Не давая ему времени опомнится, девушка прижала его коленом к полу и легонько кольнула острием клинка в горло. Подняв руки, Джай смотрел на нее с явным интересом. К своему бесконечному удивлению, Бекка поняла, что даже не запыхалась. Встав на ноги, она протянула поверженному противнику руку.
Фрей смотрел на все это круглыми глазами, когда подошедшие к нему со спины младшие в один голос и очень громко заявили, что теперь Джай должен взять ее в жены. Покосившись на них и грозно цыкнув, Фрей подошел к Бекке и брату.
- Да… Это было сильно. Я еще никогда не видел, чтобы Джая одолели на мечах… Где ты этому научилась?
- Я… Я не знаю. Честно. Тело будто само двигалось, зная, что делать.
Хмыкнув, Джай недоверчиво покосился на Морру. Тот поспешно замахал руками, став жутко похожим на какую-нибудь старую птицу.
- Я тут не причем! Не смотри на меня так, Скорпи!
- Скорпи? Это сокращение от Скорпиона?
- Ага. Он Скорпион, или Скорпи, а я – Ган. Ну, типа с какого-то там древнего языка «пистолет».
Улыбнувшись, Бекка повернулась к Рику. Тот, болезненно морщась, ощупывал ребра. Подойдя ближе, Бекка виновато улыбнулась.
- Прости, что так получилось…
- За что ты извиняешься, глупая?
- Ну… Зная вас, парней, вам жутко неприятно, когда вас защищает девушка.
- Не скажи. Меня вообще впервые кто-то защищал, кроме Морры, так что мне даже приятно. Хотя, то что ты девчонка действительно немного портит вкус удовольствия.
Рассмеявшись, парень легонько тронул губами щеку Бекки. Слегка покраснев и улыбнувшись, Бекка повернулась к Морре. Тот стоял и что-то втолковывал Джаю, руками обрисовывая крайне абстрактные фигуры. По жестам Бекка поняла, что старик объясняет Скорпи его ошибки. Усмехнувшись, она подошла ближе.
- Морра. Прости что перебиваю, но это все, кто должен быть? Не много ли учителей на меня одну? 8 человек – по моему это чересчур.
- 8? Значит, должны будут подойти еще 3. Пересчитай, может ты сбилась?
- Не сбилась, Морра. Мы немного опоздали, прости.
Бекка обернулась на голос. В дверях стояли две девушки и парень. Причем у одной девушки наперевес из рюкзака торчала огромная флейта. Удивленно моргнув, Бекка покосилась на Морру. Вот уж чего-чего, а музицирование – явно не ее стиль. Между тем компания подошла к ней и представилась. Девушку с флейтой звали Маоли, а парочку – Эит и Наин. Кивнув поочередно каждому, Бекка улыбнулась.
- Слушай, Маоли… Эм… Зачем тебе флейта? К тому же такая огромная?
- А… Я ею сражаюсь. Протыкаю врагов насквозь.
Видимо, глаза у Бекки стали совсем круглые, потому что все вокруг засмеялись. Виновато потупившись, Маоли достала флейту, и, примерившись, выдала коротенькую трель, направленную куда-то в стену. Кусок стены попросту вырвало, причем дыра была примерно с Бекку. Сглотнув, девушка улыбнулась.
- Да уж… На такой «дудочке» точно только похоронный марш играть…
Морра хлопнул в ладоши, привлекая внимание.

+1


Вы здесь » Независимый институт магического братства & Академия магии и колдовства » Творчество участников » Одноголовый Цербер с комплексом неполноценности. ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC